logo
 
?

последняя книга радзинского

Его книги издают и переиздают, хорошо покупают, переводят на ино-странные языки, покупают и за рубежом, и самое для популярности главное — по ним создают телевизионные проекты.

Эдвард Радзинский — писатель, успешный во многих отношениях, в том числе и в коммерческом.

Впрочем, это тоже процесс двусторонний: популярный автор, имеющий влияние на читателей, способен управлять их вниманием и участвовать в создании конъюнктуры.

С другой стороны, автор определенной степени известности сам может вытащить из небытия какой-нибудь исторический персонаж и вывести его в звезды. То же происходит и с событиями истории: степень их значимости и оценка подвержены существенным колебаниям.

А есть персонажи, интересные публике не сами по себе, а только в сопряжении со звездами — их родственники, знакомые, прислуга и другие. Благодаря звезде, автор имеет возможность составить себе имя. Даже самые крупные из исторических деятелей то отодвигаются в тень, то выводятся на авансцену, трансформируясь, в зависимости от идеологических задач и определяемых ими запросов общества, из героев в антигерои и обратно.

Есть мегазвезды — Александр Македонский, Цезарь, Наполеон, Петр I, Екатерина II и так далее.

Его окружает высокая, потрескавшаяся от солнца, поросшая мхом каменная стена, которая… Как ни пошло это прозвучит, но в массовом сознании пантеон исторических деятелей, так же как и деятелей современных, состоит из звезд разного калибра.

Так называемая широкая публика в идеале включает в себя читателей самой разной степени подготовленности, за исключением, пожалуй, крайностей.

Рассчитывая создать популярную книгу на историческую тему, необходимо удачно соотнести замысел, пожелания публики и собственно материал.

Том под названием “Три царя”, очевидно, основан на селективном подходе к персонажам.

Тот же подход осуществлен в популярных сегодня изданиях, посвященных самым живописным местам, самым красивым городам, самым кровопролитным сражениям, самым страшным катастрофам, самым громким преступлениям, самым опасным хищникам и прочему самому-самому. Но во всем есть положительные стороны: с именем Александра II не связано такого количества различных инсинуаций, как с именами более популярных личностей, в том числе мученика Николая.

Принадлежность объектов к разряду самых-самых — лучший стимул и для автора и для читателя. После того как распался Советский Союз, мы пережили всплеск несколько истеричной моды на все дореволюционное.